44
"ПОЕДЕМ В ОТЕЛЬ, КОТОРЫЙ СДЕЛАЛИ
из бывший радиостанции, он
стоит на берегу Исфьорда”, — сооб-
щает мне наутро коллега Стей-
на, двухметровый блондин Стей-
нар Дюрнес. Он уже одет для выхода на ули-
цу: штормовые альпинистские брюки, толстый
свитер с высоким воротом. “У нас два сезона, —
поясняет Стейнар. — Темный, когда, начавшись
в октябре, ночь продолжается до марта. И свет-
лый, когда солнце висит в небе круглыми сут-
ками. Но что-нибудь отморозить себе можно
в любое время года”.
Стейнар прибыл на Шпицберген из Осло,
где носил преимущественно белые рубашки
и серые костюмы. Три года назад он оставил
должность управляющего директора круп-
ной торговой компании и поступил в Универ-
ситетский центр Свальбарда. В свои 37 Стей-
нар стал самым взрослым студентом на от-
делении подготовки полярных гидов (том же,
которое в свое время окончил его начальник
Стейн Туре).
На стене за могучей спиной Стейнара висит
карта острова. На ней обозначены четыре по-
селения, где люди живут круглый год: столич-
ный Лонгйир, а еще Ню-Олесунн (с научной
станцией), Свеагрува (с угольным рудником),
ну и российский Баренцбург.
Населенные пункты разделяют десятки ки-
лометров горных хребтов, заболоченных низ-
менностей, ледников и фьордов. Во время по-
лярной ночи между этими островками челове-
ческого тепла можно путешествовать по суше
на снегоходе. Ну а в светлое время года основ-
ное средство передвижения для местных жи-
телей — моторные лодки.
Светит яркое июльское солнце, старый ми-
кроавтобус хрустит шипованными колесами,
пробираясь по бетонным плитам. За окном
проносятся разноцветные двухэтажные дома;
у каждого на засыпанных гравием площадках
припарковано по 2-3 снегохода — словно ав-
томобили в московских дворах. Вдоль дороги
тянутся обмотанные черной изоляцией тру-
бы коммунальной системы. Зарыть их в землю
не позволяет вечная мерзлота: лед подпирает
верхний слой почвы и выдавливает наверх все,
что ни зароешь.
В порту у дощатого причала качается на вол-
нах десяток одинаковых красных моторок
на поплавках. Подобный транспорт исполь-
зуют спасатели и военные в континенталь-
ной Норвегии, ну а на Шпицбергене — все под-
ряд, на другом ходить по морю тут запреще-
но. Я переодеваюсь в герметичный, нетонущий
комбинезон. “Безопасность превыше всего”, —
бубнит Стейнар и швыряет в лодку связку гор-
нолыжных масок. “У нас на Свальбарде запре-
щено умирать”, — говорит он. И ведь не шу-
тит. Согласно местному закону, на архипела-
ге запрещено хоронить покойников все из-за
той же вечной мерзлоты. Гроб ведь не зароешь
глубоко, а в таких условиях (низкие температу-
ры, мало микробов) тела отлично сохраняются,
и мертвые могут стать пищей для белых мед-
ведей. Шпицберген — не место для конца жиз-
ни, также как и для ее начала. Слишком тяже-
лые условия, слабым здесь не место. По мест-
ным законам женщина, которая забеременела,
обязана покинуть архипелаг в трехмесячный
срок — роддомов тут просто нет.
ЯНВАРЬ 2015 I MHEALTH.RU 101
предыдущая страница 99 Mens Health Россия 2015 01 читать онлайн следующая страница 101 Mens Health Россия 2015 01 читать онлайн Домой Выключить/включить текст