"Щ итомордник -
очень умный!"
В детстве с сестрой мы играли так: кидали
на пол ремень от брюк и прыгали через него
с визгом: “Змея, змея!” До этого мы посмотре-
ли польский фильм “Заклятие долины змей” —
там на героев изо всех щелей нападали пре-
смыкающиеся, и это было страшно. Чуть пого-
дя я прочитал рассказ Конан Дойля “Пестрая
лента” и окончательно закрепил в голове свои
страхи перед шипящими. По ночам я лежал
без сна, ожидая, что из густого мрака, где сто-
ит комод, выползет “необыкновенная, желтая
с коричневыми крапинками лента”.
Когда, уже взрослый, я готовился к поездке
в Новосибирск, меня от изучения вопроса пе-
редергивало по-прежнему. Похожие ощуще-
ния одолевали и моих знакомых, кому я рас-
сказывал о поездке. “Э, ну какие змеи? Они же
мерзкие. Ловить гадюк, фу? Ты чего, не в себе?”
Да кто вообще любит змей? А вот, знакомь-
тесь —
Александр Писарев, идущий слева от
меня с мешком добычи. “Какая у вас любимая
змея?” —
бормочу я, подозрительно оглядывая
поросшие мхом кочки. Сам думаю, ну что за во-
прос, какая к черту любимая змея? Любимый
ужас, ненаглядная медленная смерть? “Камени-
стый щитомордник, ох какой умный! Не то что
гадюка!” —
мгновенно реагирует Александр.
Глаза его блестят —
ну так гонщик говорит о лю-
бимом болиде, а скрипач —
о скрипке.
Писареву 57 лет, 37 из них он отработал в сер-
пентариях: сначала в Московском, а с 1989 го-
да —
в Сибирском. Серпентарий —
место, где
держат змей, чтобы получать из них яд, эту
сложную белковую смесь, нужную для изготов-
ления лекарств (к примеру, в Сибирском сер-
пентарии выпускают гель от боли в суставах
“Випразан”).
Первую змею Александр поймал еще школь-
ником. И с тех пор гадам не было житья по всей
территории Союза —
Писарев искал их в При-
морье, Узбекистане, Азербайджане, Туркме-
нии. “Нашей профессии не учат ни в одном
институте. Свои знания мы передаем из рук
в руки. В СССР было много серпентариев, на де-
сятки тысяч змей. А сейчас наш, новосибир-
ский, —
единственный в стране, мы держим
и доим всего полторы тысячи”, —
рассказыва-
ет Александр. Компанию в лесу нам составля-
ет змеелов Василий Кокенко, следовательно, на
прогулку вышли сразу 20% отрасли. “Нас оста-
лось, наверное, не больше десятка по всей стра-
не. В 90-е все полетело к черту, а сейчас яд га-
дюк уже не так востребован, необходимые фер-
менты добывают другими способами”, —
сетует
Василий, пробираясь сквозь высокую траву.
Мы останавливаемся на привал, Писарев
достает стеклянную банку с тушенкой: “Это
барсук, сам их ловлю и готовлю. В 90-е, когда
были тяжелые времена, меня кормила охота,
ну и огород. У нас был рекорд —
в серпентарии
мы два года и семь месяцев не получали ни
копейки. При этом работали, не бросали змей.
Выживали, кто как мог”. Василий добавляет:
“А я в зоопарке стоял целыми днями с пито-
ном на шее, предлагал посетителям сфотогра-
фироваться”. Мы уплетаем мясо. Барсук неж-
ный и мягкий, вроде кролика. Вкусно.
КТО МОЖЕТ
УКУСИТЬ
На Земле обитает примерно
3500 змей, чуть более 300
из них ядовиты. Вот список
из четырех самых опасных
ползучих тварей, укус кото-
рых эффективен, как вы-
стрел из автомата в лицо.
ГЮРЗА
Можно встретить в Средней
и Южной Азии, на северо-
западе Африки. Главная
особенность - способность
совершать мгновенные брос-
ки на всю длину своего тела.
ТАЙПАН
Трехметровый тайпан встре-
чается в северо-восточной
Австралии. Укус этой змеи
вызывает паралич дыхатель-
ной мускулатуры и смерть
всего за четыре часа.
ЧЕРНАЯ МАМБА
Эта темно-оливковая змея
водится на побережье север-
ной Австралии. За один укус
вводит в среднем до 20 мг
смертельного для челове-
ка яда.
КОРОЛЕВСКАЯ КОБРА
Крупнейшая из ядовитых
змей, вы растает до пяти мет-
ров. Живет в лесах Южной
и Юго-Восточной Азии. После
укуса кобры человек может
умереть уже через полчаса.
172
MHEALTH.RU I НОЯБРЬ 2014
предыдущая страница 113 Mens Health Россия 2014 11 читать онлайн следующая страница 115 Mens Health Россия 2014 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст